Уверенность

«Ах, вот они… Люди ХОРОШИЕ!
Кривляются рожами пошлыми…
И бьют по земле, словно лошади,
Забитыми калом подошвами…

Гордятся СВОИМИ поступками,
Гордятся услышанной новостью,
Довольны как новыми брюками
Своей успокоенной совестью.

Болезнями крепко побитые,
В полезность работы уверовав…
Протянуты руки немытые
До неба холодного серого,

Которое льёт им на головы
Свои нечистоты холодные,
Они поперхнулись оковами
И только посмертно свободные.

Язык их – длиннее конечностей,
Им чуждо молчание-золото,
И в поисках света и вечности,
Чтоб не было страшно и холодно

Надежду слепили над трупами
Про жизнь после смерти кипучую,
Сложили пословицу глупую,
Как будто все гадости к лучшему.

Нутро черепов их прославленных
Равно содержимому глобусов –
Резвятся собаками Павлова
От пёстрых компьютерных фокусов…» –

Вот так рассуждал невозможно
Червяк дождевой, развалившийся
На почве жирнейше-творожной,
В большой перегной разложившейся,

Как вдруг чьи-то пальцы проворные
Схватили Спинозу ползучего,
Пронзили крючком рыболовным
И бросили в речку вонючую.

А там оказался нечаянно
Огромный карась респектабельный,
Считавшийся важным начальником
Над мелкой рыбёшкой и жабами…

Его рыболовы изжарили
В зелёной большой сковородке
И бренный мирок сей оставили,
Напившись отравленной водки.

К любому шагами бесшумными,
Уродуя жизни размеренность,
Расплата спешит остроумная
За радость, покой и уверенность.